О происшествии на небольшом норвежском острове Утоя, куда по традиции каждое лето съезжались представители молодежных политических партий, весь мир услышал четыре года назад. 22 июля 2011 года Брейвик убил там 69 активистов. В знак траура со дня трагедии и вплоть до минувшего лета на Утое не проводились летние лагеря.

В августе крупнейшая политическая молодежная организация Норвегии AUF снова собрала на острове более тысячи членов общественных организаций и партий, международных гостей и политиков. Посетили лагерь и представители МСД-МГ.

Помимо насыщенной программы летнего лагеря, обсуждения важных политических вопросов, спортивных состязаний и вечерних концертов общую атмосферу отличало единодушное, еще скребущее чувство в груди. Белорусам, которые прибыли на остров впервые, сложно даже на минуту вообразить, как тихий уголок с живописной скандинавской природой мог превратиться в место ужаса для многих. Вновь прибывшие же нашли в себе силы вернуться сюда, чтобы почтить память и отпустить тяжелые воспоминания. Многие были рады обнять коллег, с которыми так много пережили, и увидеть этот остров полным радости как когда-то до теракта.

В тот июльский день ничто не предвещало трагедии. После речи бывшего премьер-министра Норвегии активисты сидели на холме и ждали выступления нового спикера, как вдруг кто-то прибежал и сообщил о взрыве административного здания в Осло. Для страны, привычной своей стабильной обстановкой, известие стало полнейшей неожиданностью. Тем не менее, вся полиция, дежурившая на острове Утоя, была отправлена в Осло для выяснения обстоятельств. Никто и подумать не мог, что скоро беда настигнет остров.

«Я заметил мужчину с оружием через окно здания, в котором проходил кинопоказ, рассказывает Бассель из Прогрессивной социалистической партии. – Он стрелял, но я не мог понять, как это возможно. Подумал сначала, что это игра наподобие страйкбола или пейнтбола. Только после того, как он убил маленькую девочку, я осознал, что все по-настоящему».

Ребята занимались своими делами, прогуливались по острову. Вскоре стали слышаться выстрелы, но никто не понимал, что происходит.

«Когда выстрелы стали слышаться совсем близко – люди бросились врассыпную. Я была сконфужена. Мои ноги будто онемели, рассказывает Рита из партии «Уганда. Молодежь. Демократы». Я находилась возле туалета. Парень, который знал, что я не понимаю норвежского, просто сказал мне, чтобы я зашла внутрь. Три кабинки были уже заняты. Оставалась четвертая. Мы зашли и закрыли дверь. Буквально через 40 секунд мы услышали плачь и крики людей. Мы не знали, как много людей стреляют, мы не думали, что это был один человек. Мы также слышали, как кричал парень, пока не умер. Но мы не могли выйти и помочь ему».

Сегодня девушке гораздо проще говорить о произошедшем. На момент теракта Рита была на втором месяце беременности. После произошедшего она, как и многие другие, проходила курс реабилитации с психологом. Сегодня Рита воспитывает сына, и почти не вспоминает о страшном времени. Однако даже сейчас, если ей доводится слышать звуки выстрелов, ее одолевает сильная паника.

Брейвик ходил по острову и стрелял во всех, кто попадался ему на пути. Участники летнего лагеря прятались.

«Я скрывался возле обрыва. Мое тело наполовину было в воде. А потом Брейвик прошел рядом с нами. Я слышал, как он говорил по-норвежски, – рассказывает Бассель. – Девушка плакала рядом со мной, а потом ее лицо стало более спокойным. Я спросил ее, в чем дело. Она сказала, что мы спасены - здесь полицейский. Я попросил ее помолчать».

 

Пятнадцатью минутами ранее Бассель видел, как этот «полицеский» убил маленькую девочку, поэтому попросил всех, кто был неподалеку, молчать. Один парень сдвинулся со своего места, Брейвик его застрелил и таким образом узнал, что там прятались другие люди. Он стал спускаться к обрыву.

 

«Тогда я бросился в воду и начал плыть. Когда я отплыл от берега на 30-40 метров, то повернулся и стал кричать людям, чтобы они прыгали в воду, так как это – единственный шанс, чтобы выжить, – рассказывает Бассел, – И люди стали плыть. Все, кто последовал за мной, выжили». 

 

Полиция приехала на остров не сразу. У нее было много техническим проблем, чтобы справиться с одним Брейвиком. До этого прецедента полицейские не носили при себе оружие. Им потребовалась дополнительная бригада из Осло, которая была вооружена.

 

«У меня были смешанные чувства, когда я вернулась сюда. Как будто ты боишься темноты до тех пор, пока не войдешь туда, делится своими впечатлениями Рита. У меня осталось так много плохих воспоминаний об этом острове, но мне нужно было сюда приехать, чтобы это изменить. Я делаю здесь фото и стараюсь создать новые воспоминания об этом месте.  Этот опыт, безусловно, сделал нас сильнее».

Каждый из ребят, что вернулись в этом году на остров, в один голос твердят, что им всего лишь повезло. Волей счастливой случайности они остались живы.

Этому летнику удалось сохранить память о событии и начать новый этап истории острова, на который многие годы съезжаются пока еще юные политические лидеры, чтобы спустя годы вернуться в Утою состоявшимися политиками и рассказать о своем опыте подрастающим последователям.

К началу летнего лагеря здесь были построены новая столовая и крытый актовый зал. А в здании бывшего кинозала через год планируется открыть музей. 

Пока же о трагических событиях на острове напоминают статуэтки и памятные шильды, оставленные друзьями и близкими жертв теракта в разных частях острова. Также недавно тут был установлен мемориал с высеченными именами погибших. Здесь всегда можно увидеть свежие цветы. Ребята хотели, чтобы в это место слетались бабочки, которые у норвежцев отождествляются с символом вновь возрождающейся жизни.